skip to Main Content
Пора трезветь!

Пора трезветь!

Человека захватил недуг, как вирус, как болезнь, как дурная привычка. Никто не остался в стороне – недуг охватил даже тебя. Пора признаться. Чего тянуть? И чем скорее, тем лучше. Вирус иначе не уйдёт. Только когда в тебе жить становится скушно, неинтересно, когда питаться больше нечем – вирус окажется рад тебя оставить. Любой вирус, в том числе и этот.

Поэтому признайся, но не для того, чтобы себя пожалеть, не для того чтобы передохнуть и набраться сил, и даже не для того, чтобы начать от недуга избавляться. Признайся, чтобы распознать себя – просто встретиться. Очутиться здесь хотя бы на мгновение, здесь – в трезвости. Пора пробудиться к собственной трезвости. Это больно. Тебе не будет легко. Этот вирус как наркотик – тяжёлый недуг.

Твой наркотик – болтовня, пустые суждения, оценки, понимания, слова.
Твоя игла – мнение. Одно единственное суждение. Так приятно забыться, заснуть, погрезить. Устремиться. Погрузиться в «духовные» вибрации или справедливые. В смыслы. В движение вперёд. В развитие. Совершенствование. В светлое будущее. Во что-то «не то» здесь. В это крохотное подмечание чего-то «не того» здесь. И в знание «того», этого самого, твоего пункта назначения. Проще, привычней держаться этих двух – того, кем ты стать грезишь, и того, которого ты хочешь поскорее забыть, отрезать, отмести.

Не выйдет. Ты оба. И ад и рай. Словно сон и явь. Словно инь и янь.
Неет, тебе от себя не спрятаться. Не сбежать, не укрыться, не спастись. От своего собственного обмана. Ведь ты себя дуришь. Воротишь от себя нос, прячешь виновато взгляд. И тебе не найти покоя, не скрыться. Не спрятаться. Обман так безопасен, так привычен. Обман на столько глубок, что обратился для тебя реальностью. Твой сон тебе кажется настоящим. Ты им пропитался на столько, что боишься приоткрыть глаза. И ведь не зря боишься. Твоё чутьё тебя не подводит. Тебе есть чего бояться – всё, буквально всё в твоём сне не настоящее. Всё, во что ты веришь. Всё, что ты знаешь. Всё, о чём мечтаешь. Всё. Сможешь ли ты подобное встретить, сможешь ли подобное однажды принять, хватит ли у тебя духу? Отпустить всё то, во что ты вложился … миллиарды лет, мирриады жизней. И эта самая жизнь, текущая – вся целиком из того же теста. До одного мгновения твоей решимости.

Болезнь не уходит без боли. Выздоровление – это процесс, и трудоёмкий. И от тебя он требует терпения. Выход из привычного ощущения себя, из этой зависимости требует от тебя капитуляции, смирения, сдачи, но вместе с тем нуждается в решимости, в некоторых специфических усилиях не поддаться привычному и в этом смысле совершенно точно требует труда.

Когда ты зависим от знакомого, от привычного. Всё, чем бы и кем ты себя не ощущал. Мыслью и голосом, или ощущением – чувством, или стремлением – надеждой, ты от этого зависим. Зависим – значит не свободен, значит ты хватаешься за это мёртвой хваткой, за то, чем себя сейчас ощущаешь. И тебе страшно это отпустить, и ты держишься. И одновременно тебе ни за что не хочется сквозь себя прорастать, не хочется распускаться – так «приятно» что-то о себе понимать, быть каким-то, быть как-то – держаться себя, знать себя знакомого. Плохого, хорошего или среднего, яркого или серого – не так важно. Просто какого-то, хоть какого-то. Так безопасней, так тебе спокойней. И ты тянешься за новой дозой себя. Но тебе придётся сквозь себя прорасти, стать внутренне богаче, мудрее, взрослее – вырасти. Нет выбора у тебя. А если есть – прямо сейчас я у тебя его отберу. Без спроса. Хочешь – протестуй, бунтуй, отстаивай своё право на «я хочу» и на боль, которой во всём этом не избежать. Но даже в этом у тебя нет выбора. Как прямо сейчас у тебя нет выбора читать этот текст или нет.

Ты никуда не идёшь. Ты стоишь на месте. Обездвижен. Наконец-то у тебя нет головы – ты обезглавлен. Но твою голову никто не рубил. Её никогда и не было. Просто ты был так увлечён собой, что самое важное упускал. Не замечал отсутствия своей головы, отсутствия своих глаз, своего собственного отсутствия не замечал. Просто ты был слишком сильно увлечён собой … Без головы, но всё же, каким-то чудом, ты здесь. Никуда никогда не шёл. Тебе не спрятаться – ты как на ладони. У Него на ладони. И Он смотрит на тебя пустыми глазами. Он не знает, как тебе быть. Не знает, что для тебя лучше, а что хуже. Он просто смотрит на тебя. И Видит тебя. Он видит тебя на сквозь. Только Он. Каждое мгновение. Видит тебя целиком. Видит тебя прямо сейчас.

А ты прячешься от Его взора. От Его «глаз». Тебе не стерпеть Его взгляда. Ты боишься. Тебе никак Его не понять, не вместить Его теплоты, Его доброты … Тебе страшно принять Его любовь, ведь тебе никак за неё не расплатиться, тебе не хватит всего себя, чтобы Его за всё это отблагодарить … Ведь Он внимает тебя целиком. Внимает всего тебя без остатка. Ровным счётом всего, вмещая всё самое дурное, самое тёмное, самое мрачное, что в тебе есть. Внимает прямо сейчас, без твоего разрешения, без спроса. Прямо сейчас ты у Него на ладонях. Перед Его глазами. И нет у тебя никакого выбора.

Очень трудно ощущать Его взгляд и продолжать попытки Его избежать. Бросай бороться – ты будешь повержен. Готов ли ты к такому повороту? Готов ли ты потерять все смыслы? Ради чего ты тогда проснёшься? Ради чего встанешь с кровати? Ради чего пойдёшь на работу? Что побудит тебя умыться? Посмотреть в окно? Над чем ты засмеёшься? Чем заинтересуешься? Чему порадуешься? С кем увидишься? О чём расскажешь? Что ты сможешь вспомнить? А что улучшить? Куда тебе тогда направиться? Останется ли у тебя стимул хотя бы для чего-то? Когда у тебя нет даже головы … как тебе быть?

Ты пьян словами, идеями, смыслами. Себя потерял. Не чувствуешь жизнь. Не ведаешь жизни. Ты не отличишь от чёрного белое – все краски затёрты и спутаны серым – идеями, чужими картинками, масками, снимками, открытками, рамки удобством, ужимками.

И многое из этого ты всё ещё не начал проверять. На многое, возможно, ты решился, проверив всё, что на окраинах, но самое центральное, самый свой центр ты оберегаешь напрозапас. Ты всё ещё боишься получить свой собственный опыт. Тебе просто страшно встретить собственную глупость, разочароваться в собственных идеях и представлениях. Ты боишься себе признаться, что многие, многие годы ты смотришь совсем не туда, желаешь не того и делаешь не то. Ты не туда идёшь, не к тому тянешься, не тем очарован, и заполнен не тем. Боишься посмотреть открытыми глазами на самое простое в своей жизни. Ты просто боишься в себе разочароваться. И этот страх держит тебя собой полным. Продолжая мечтать о свежести, о счастье – ты боишься себя опустошить, оберегая набившую оскомину полноту.

Ты хочешь другой работы, другой жены или другого мужа. Других детей, тех, что повзрослеют, тех, что вырастут, тех, что выучатся, тех, что куда-то поступят, устроятся, реализуются, и однажды обязательно тебя поблагодарят за счастливое детство, за твоё внимание, за твою любовь и твоё участие. Да, ты хочешь каких-то конкретных, счастливых твоими представлениями детей, ты не хочешь этих, именно этих, таких, какие есть прямо сейчас, не хочешь свободных. Ты всё ещё не умеешь насладиться, насытиться тем, что есть. Продолжаешь смотреть вперёд. А если не смотреть, то точно поглядывать. По прежнему хочешь изменений, грезишь о совершенстве: вот тогда-то ты уж обязательно развернёшься. Твоя миссия реализуется где-то там, впереди, но точно никак не здесь – ведь здесь причин для этого нет. Ни единой причины, ни единого признака. И это правда, их действительно нет, но не потому что их нет, просто они не нужны.

Но ты не веришь, ты не готов на такое безрассудство – тебе всё ещё нужны причины для реализации, для покоя, для счастья, для свободы, для наслаждения, для полноты, для завершённости. Ты надеешься заслужить Его внимание. Заработать, достичь. Тебе всё ещё кажется, что всё, что ты скопишь за целую жизнь и даже больше, всё возможное и невозможное не будет выглядеть грошами в Его ладонях. Что ж, желание смелое, пожалуй, подойдёт только для крепких духом – трудись усердней.

А может быть ты желаешь другого человека рядом с собой, этого же, но всё же другого – изменившегося. Конечно же ставшего лучше: более понимающего, более зрелого, осознающего. Тебе кажется – вот было бы классно, если бы этот стал мудрее и осознаннее, а ещё лучше, если бы совсем пробудился или просветлел. Тебе хочется готового, просветлённого – как вон тот. И у тебя наверняка ведь есть первоклассный пример, на который ты уверенно оглядываешься, подпитывая вот эту свою надежду. Тебе нужен рядом чудо человек, который конечно же тебя наконец-то примет целиком, как есть, целиком тебя поймёт, не оспорит, не заметит недочёта, целиком с тобой во всём сумеет согласиться, будет очень-очень к тебе чутким. Так приятно лелеять эту надежду, что кто-то сможет всё это сделать за тебя – принять то, что ты принимать не умеешь, соглашаться с тем, с чем ты соглашаться не желаешь, понимать то, что ты учиться понимать не хочешь. Вот бы встретить такого, желательно сразу готового … как в ресторане: присесть, ткнуть пальцем в самое лучшее, чуть-чуть подождать, и сразу приготовленным наслаждаться, позабыв о дыре в кармане. Присмотреться внимательнее, трезвее и чутче к тому, что ты имеешь, что сейчас есть – тебе не хочется. Не хочется распознавать, что именно это, только такое какое прямо сейчас есть, тебе сейчас и доступно, что вот такая глубина в тебе раскрыта, что всё это вокруг тебя — всюду — глубина прямо и без прикрас отражающая твою собственную глубину.

Ты забываешь о том, что только доброта, любовь, приятие действительно преображают. А если даже и не забываешь, ты чаще это имитируешь. Ты пытаешься так быть, когда этого в тебе по-настоящему нет, когда ты этого не чувствуешь. Ты забываешь самое важное – тебе просто необходимо начать с доброты и любви к себе. И для начала к самым своим тёмным, отвратительным, трудным и неприятным сторонам и качествам, от которых тебе так хотелось бы избавиться, которые затрудняют твою собственную жизнь, но которые ты не в силах изменить. Тебе бы очень хотелось избавиться от всего этого хлама, тебе бы очень хотелось себя доточить, достругать, дошлифовать. Чтобы без сучка и задоринки. Но у тебя нет выбора, нет возможности стать другим, ты не можешь быть чем-то иным тому, что ты есть. Нет шансов. Ты не сможешь себя изменить никогда, тебе придётся это встретить и признать – того самого себя, что есть прямо сейчас. Тебе придётся всё это целиком воспринять. Тебе придётся выпить свой собственный яд – яд своих мнений, яд своих отрицаний, яд своей правоты, яд своих оценок, яд своей собственной неопревержимости. Выпить этот Я-д ничего с ним не предпринимая. Яд своих представлений о том, чего ты заслуживаешь, а чего – нет. Как с тобой нужно обращаться, а как – нет. Представлений о том, как для тебя лучше и что.

О, ты великий лжец и трус. Без сомнений – великий Янус.

И даже если ты не хочешь других детей, других родителей, другой работы и другого спутника рядом с собой. Даже если так, ты всё ещё упёрто хочешь заполучить другого себя. Надеешься на перемены. Ты теплишь внутри себя крохотную надежду, что однажды ты станешь готовым. К чему-то – неизвестно к чему, может быть, к чему-то бОльшему или большОму, к чему-то такому-эдакому – самому-самому важному. Ты надеешься, что однажды ты просто станешь готовым. И желательно к чему угодно – ко всему сразу. Однажды ты наконец-то Справишься с большой буквы. Справишься так, что почувствуешь себя завершённо, целостно, окончательно. Справишься так, что наконец-то почувствуешь удовлетворённость очутиться здесь и побыть собой. Однажды …Позволишь себе ощутить как же это приятно – быть собой и наконец позволишь себе собой насладиться. Однажды … когда для этого будет веская причина. Но только не сейчас. Не просто так же, ведь просто так нельзя, ведь ясно же, что это было бы слишком просто, да и слишком нагло. Уж слишком!

Ведь столько людей утруждаются, борятся, стремятся к лучшему, терпят невзгоды, лишения и страдания. Нельзя же с ними не считаться. Не просто так же все они несчастливы, ведь должен же быть во всём этом какой-то глубинный смысл. Какое-то разумное объяснение. Нельзя же вот это всё взять и проигнорировать, взять и просто наслаждаться жизнью и радоваться. Непозволительно всё-таки … Совестно должно быть перед всеми этими людьми … неприлично как-то. Неловко, некрасиво, низко и стыдно.

Нельзя, никак нельзя быть счастливо просто так! Нельзя наслаждаться незаслуженно, без причин. Да ещё и когда вокруг тебя такое … Ведь ты не дурачина, ведь ты серьёзный, взрослый, разумный мужчина/женщина. Ведь у тебя даже образование какое-то есть. Ведь ты чего-то добился. Ведь это всё не просто так, ведь это всё что-то, да значит, ведь именно это даёт тебе право и вес. Тебя ценят на работе, уважают и слушают сотрудники, ведь у тебя даже есть собственные дети, которые тоже к тебе прислушиваются — пусть и всего одним ухом, пусть и только пока им это в радость или выгодно, но всё же — от фактов-то не спрятаться. Они есть. Совершенно точно есть те, кто согласны с твоими взглядами и твоим ощущением. Многое, очень многое в твоей жизни однозначно, без единого для тебя сомнения, говорит о том, что ты точно не зря и что точно прав, что в тебе есть толк, верное понимание и смысл! Многие тебе даже напрямую об этом говорили – какой ты хороший и молодец. Ну неужели все они провели тебя вокруг носа?! Ну не могут же они все с тобой соглашаться просто так … или просто от того, что нет иного выбора … или просто от того, что любят тебя, а не от того, что именно ты какой-то вот такой. Ну не можешь же ты быть во всём этом не при чём. Какой вздор!

Нет, конечно же ты никак не можешь оказаться пустышкой. Это попросту недопустимо!
Вздор какой-то бессмысленный …

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите: Ctrl+Enter

  •  
  • 8
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    8
    Поделились
Комментариев: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: