skip to Main Content
Позволить жизни тронуть себя в самое сердце

Позволить жизни тронуть себя в самое сердце

Духовность – это не неуязвимость. Не попадайтесь на эту ловушку.

Когда раскрывается тишина, раскрывается и что-то новое – пространство, наблюдение. И в этом раскрывается ваша незатронутость. Это здорово, это красиво, но это не предел. Здесь всё ещё есть куда проваливаться, углубляться.

Да, можно остановиться на этой станции, но как поезд поедет, я бы предложил вам без оглядки заскакивать и мчаться дальше. Ведь вы не знаете, что ждёт вас впереди. Да, уже не плохо, но может быть ещё лучше.

Для ума незатронутость это прямо сиддха – сверх умение, нектар, который можно цедить годами. Ум только об этом и мечтает, о том, чтоб остаться нетронутым, о том, чтоб не испытывать боль, о том, чтоб продолжать тонко увиливать и управлять. Так что не позволяйте уму оседлать незатронутость. А ум вернётся, уж будьте покойны и вы его возвращение не узнаете – таковы правила игры.

Духовность из вас не может сделать ни Халка, ни Супермэна, ни Супервумэн. Хотя первое, что открывает духовность – это именно сверх-силы Халка и Супермэна: вам всё по плечу, нет больше страха, бояться больше нечего. Но затем духовность стучится в ваши двери чуть иначе.

Вы бы хотели быть независимыми, вам бы хотелось неуязвимости, хотелось бы силы и спокойствия, хотелось бы оставаться незатронутыми «негативными» аспектами жизни, разрушающими эмоциями.

Но с духовностью всё иначе. Она врывается в ваш дом как всё большая и большая уязвимость, как всё большее и большее бессилие, как всё более и более глубокая зависимость. Это происходит именно так.

Вам бы хотелось не испытывать боль, вам страшно влюбляться, страшно сдаваться отношениям, потому что у вас уже есть опыт, и вы знаете, что, возможно, это не долговечно. Возможно, однажды всё это закончится, и, вполне возможно, это будет больно – у вас уже есть опыт. И вы оставляете буфер безопасности, мягкую подстилку из «сена» за спиной: свои пути отступления, свой запасной вариант «если вдруг что-то пойдёт не так …»  – так вроде бы спокойней и безопасней, но доверия тут безусловно нет, как нет и сдачи.

Отдаться временному целиком, отдаться небезопасному, отдаться тому, что в любое мгновение может рассыпаться и исчезнуть – невероятно трудно. Зачем включаться и отдаваться целиком непостоянному, если это непостоянно? Зачем выбрасывать все свои пути для отступления? Удобней оставаться хоть чуточку, да незатронутыми. Безопасней сохранить хотя бы часть мизинца. И это действительно удобно. Только настоящая незатронутость, она включает полную, абсолютную затронутость – только так.

Вместо того чтобы окунаться во всё без оглядки вы продолжаете выбирать и, к сожалению вы пропускаете самое ценное. А то что выглядит самым небезопасным – и есть самое ценное. Вы не хотите себя терять в том, в чём однажды потеряли, а затем испытали боль и это понятно – здесь притаился страх.

Ваше сердце будет разбиваться и ещё не раз – это неизбежно

Позволяйте всему врываться, пускай ваше сердце окажется разбито, не бойтесь этого, сдайтесь этому страху. И вы встретите радость. Ваше разбитое сердце вы встретите с улыбкой.

Чем более вы уязвимы, чем более вы чувствительны, чем более вы открыты – тем более вы зависимы в буквальном смысле от всего: от погоды, от еды, от тех кто рядом, от всего.

Вам казалось, что духовность приведёт вас к незатронутости, к эдакой нетронутой созерцательности, но всё совсем наоборот. Каждый раз духовность просится к вам на чай в виде всё более и более глубокой затронутости, созависимости, чувствительности, открытости и безусловно уязвимости.

А вы боитесь зависимости. Потому что вам знаком только негативный аспект зависимости. Вам знакома только бедная зависимость. Когда вас нет, когда вы полны страха – вы цепляетесь за первое попавшееся, и держитесь за это всеми силами в страхе отпустить – да, такая зависимость вам знакома. Но истинная зависимость красива. Она раскрывается как сопричастность, сочувствие, забота – вот истинная зависимость. И вы зависимы, всегда и во всём – это неизбежно. Глупо от этого скрываться, бежать.

Присмотрись. Разве ты независима хотя бы от чего-то, разве ты не подвержена влиянию – солнца, неба, земли, воды, людей что рядом, стен в которых укрываешься от холода? Вся твоя сущность – это полная, капитальная зависимость, но в этом нет ни капли негативного. Сама по себе зависимость – это суть жизни, это её нутро, самый сок. Жизнь ко всему сопричастна и равновелико созависима сама с собой во всех своих проявлениях.

Зависеть страшно и небезопасно – вы теряете контроль. Но если вам страшно довериться и зависеть от человека, то как же может раскрыться зависимость в целом – зависимость самой жизни. Так не бывает.

Возможно вы едете на ритрит или слушаете сатсанг, встречаетесь с тишиной и незатронутостью и теперь вам кажется что в жизни всё должно быть именно так как там. Но на ритрите и на сатсанге очень удобно сдаваться – всё мягкое, комфортное, дышащее любовью и безопасностью. И пространство тишины вам открывается именно поэтому – потому что вы сдаётесь, дело не в ритрите, не в людях и не в мастере, хотя и в этом тоже. Просто сдаваться здесь – это очень удобно и безопасно. Здесь вы можете почувствовать вкус собственной сдачи – это так, но не более того. Ритрит и сатсанг – это мягкие маты, на которых удобно тренироваться, на которые не больно падать.

Но что же вы делаете? Вы выходите в жизнь с сатсанга и ожидаете того же – что теперь падая боли не будет. Но вы не можете не чувствовать боль. В жизни матов нет. Таковы негласные правила игры. И если после ритрита или сатсанга вы попадётесь на удочку безболезненности – то так и не осмелеете начать пробовать, рисковать, и терять себя здесь, в не самых безопасных условиях этого бурлящего варева. Так и не откроетесь настоящей безвыборности. Вы так и будете бегать прощупывая почву перед падением и мягко безболезненно присаживаться. А затем ещё и приободрите себя: «всё так, всё точно так же как и там, я чувствую то же что и на ритрите, а значит всё идёт правильно». Да только вот хрен там! Это ловушка и вы попались устремившись повторять, закреплять «тот» опыт, распознавать «тот» опыт, «ту» лёгкость, а этого всего нет. «Того» опыта уже нет и никогда не будет. Есть только этот и на поверхности он не похож, но внутри, сама суть – та же, всегда достаточная.

Боль будет. Но не думайте что с этим что-то не так. Не пытайтесь переносить по-памяти переживания ритритов випассан и сатсангов в жизнь. Жизнь раскрывается иначе. И вы это со временем увидите. Глупо ждать тихого бессловесного ритритного покоя в бурлящей всеми красками и словами жизни. Ищите покой здесь: в падениях, в боли, в словах.

Единственное, что вас теперь сдерживает от сдачи – это прошлый опыт, страх и красивая картинка, которую вы нарисовали, испытав покой однажды в безопасной обстановке.

И здесь очень заманчиво продолжить тонкий контроль, продолжить выбирать, и устремляться. Куда? Конечно же к покою и к тишине, к отсутствию беспокойства. Но отсутствие беспокойства ещё не покой, ещё не открытость.

Ваша чувствительность раскрывается только так: в сдаче, в потере себя, в потере контроля, капитальной безоговорочной безвыборности – в зависимости. Ваша кожа чувствует теперь буквально всё. Раньше слёзы вызывала обида, грусть или потеря – что-то глобальное и мощное, что-то, что вышло из под контроля и обнажило свою бесконтрольность. Но теперь слёзы текут непроизвольно от самого простого и едва заметного.

Потому что вы зависимы, вы чувствуете и вы будете затронуты, человеком, жизнью – всем! И это уже не столько больно, сколько красиво:)

Отсутствие беспокойства ещё не покой, ещё не открытость

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите: Ctrl+Enter

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: